10/08 Świętego Lawrencija Kałużskiego cudotwórcy.

Блаженный Лаврентий, Христа ради юродивый, Калужский чудотворец, жил в начале ХVI века в полуверсте от старой Калуги при лесном храме в честь Рождества Христова, стоявшем наверху горы.

SW.LAWRENCIJ KALUZSKI

Из его хижины был прокопан подземный ход в церковь, где он слушал Богослужение. Бывал он и в доме калужского князя Симеона Иоанновича. Предполагают, что блаженный Лаврентий происходил от боярского рода Хитровых, потому что его именем начинался их родовой помянник в Перемышльском Лютиковом монастыре, находившемся в Калужской епархии. Зимой и летом блаженный ходил босой, в рубашке и овчинном тулупе. Подвигами самоотречения он возвысился до того, что еще при жизни прославился благодатными дарованиями.

Когда в мае 1512 года крымские татары напали на Калугу, блаженный Лаврентий, бывший в доме князя, внезапно закричал громким голосом: „Дайте мне мою секиру острую, псы напали на князя Симеона, надо оборонить его!” Сказав это, он схватил топор и ушел. Внезапно оказавшись на насаде (корабле) рядом с князем, праведный Лаврентий укрепил и ободрил воинов, и они в тот же час победили врага. С топором в левой руке, насаженном на длинном топорище, он изображается на иконах. Вероятно, что князь Симеон († 1518), обязанный праведнику своим спасением, устроил в его память иноческую обитель на месте подвигов святого.

Скончался блаженный Лаврентий 10 августа 1515 г., очевидно, в день своего тезоименитства. Известно, что память святого чтилась, кроме того, и 8 июля.

Прославлен блаженный Лаврентий, по-видимому, во второй половине ХVI века. Так, царь Иоанн Грозный в жалованной грамоте монастырю (1565 г.) писал: „Монастырь Рождества Христова, где лежит Лаврентий, Христа ради юродивый”. В житии первое посмертное чудо записано под 1621 годом – исцеление параличного боярина Кологривова, который выздоровел после совершения молебна святому.

 

PS

(1 Кор. 15, 1-11; Мф. 19, 16-26). „Трудно богатому войти в Царство Небесное”. Тут разумеется богатый, который в самом себе видит много способов и много сил к своему благоденствию. Но коль скоро многоимеющий отсечет всякое пристрастие к имению, погасит в себе всякую на него надежду и перестанет видеть в нем существенную свою опору, тогда он в сердце бывает то же, что ничего неимеющий; такому открыта дорога в Царствие. Богатство тогда не только не мешает, но помогает, ибо дает способ благотворить. Не богатство беда, а упование на него и пристрастие к нему. Эту мысль можно обобщить так: кто на что уповает и к чему пристращается, тот тем и богат бывает. Кто на Бога единого уповает и к Нему всем сердцем прилепляется, тот Богом и богат; кто на другое что уповает, к тому и сердце свое обращает, кроме Бога, тот другим этим и богат, а не Богом. Отсюда выходит: кто не Богом богат, тому нет входа в Царствие Божие. Тут разумеются род, связи, ум, чины, круг действий и проч.